Как это было

№32 от 08 августа 2013 года

Имя на карте БАМа
Имя на карте БАМа

На бескрайних дальневосточных просторах, недалеко от города Тында Амурской области, есть особенный населенный пункт. Это станция Беленькая, бывший разъезд Беленький, названный так в честь молодого белорусского изыскателя, инженера-железнодорожника Абрама Беленького, погибшего в этих местах в 1931 году.  Сегодня мало кто помнит, но именно изыскатели БАМа 1930-х годов ценой неимоверных усилий заложили основу для советской «стройки века», развернувшейся в 1970—80 годах. «Первопроходцы, вступившие в дикую тайгу во имя большой мечты о завтрашнем дне», — так возвышенно, но достаточно точно характеризовала их пресса тех лет. Историю одного из таких первопроходцев, могилевчанина Абрама Беленького мы узнали от его сына Михаила Израильского, который является давним подписчиком газеты «7 дней».

 

Абрам Ефремович Беленький.

Абрам Ефремович Беленький родился 5 марта 1905 года в Могилеве. Его отец был шорником, специалистом по конской упряжи. В семье росло шестеро детей — две сестры и четыре брата, и прокормить большую семью отцу было непросто. Один из братьев, Борис Беленький, позже писал в своих воспоминаниях: «Очень рано я узнал, что я сын бедняка. То ли извозчиков в городе было мало, то ли шорников много, но работы  не хватало. И потому весьма часто семья не была сыта. А об одежде и говорить нечего. Ходили мы в обносках, а обувь — одна пара — служила одновременно двум или трем братьям».

Революция открыла перед детьми бедняков все двери, и братья Беленькие один за одним уехали учиться в Ленинград. Абрам Беленький закончил автодорожный факультет Ленинградского политехнического института, получил диплом инженера. Женился на могилевчанке, у них родился сын Михаил. В 1930 году Абрам Ефремович получил направление на работу на Дальний Восток. В те годы специально созданная по решению ЦК организация по изысканию и проектированию БАМа — Дальжелдорстрой — только начинала предварительные изыскания. В составе этой организации находилось 20 экспедиций различного характера — изыскательских, аэрофотосъемочных, по изучению вечной мерзлоты, по изысканию источников водоснабжения и т.д. В одной из проектно-изыскательских партий и начал работать молодой инженер Абрам Беленький. К сожалению, из очередной экспедиции 1931 года он не вернулся. Его сыну Михаилу не было тогда и одного года...

Михаил Израильский.

— Обо всем этом я узнал только спустя годы, — рассказывает Михаил Израильский. — Моя мать в 1935 году вступила в повторный брак, и я еще ребенком был усыновлен отчимом. Отсюда и разница фамилий с родным отцом. Правду о своем рождении я узнал лет в тринадцать — проговорилась одна из родственниц отчима. И с тех пор желание узнать об отце как можно больше сопровождало меня всю жизнь. 
Михаил Михайлович разыскал своих родственников по отцовской линии, которые жили в Могилеве, Москве, Ленинграде. И по крупицам собрал информацию о дорогом для него человеке. О том, что имя отца увековечено на карте БАМа, он узнал от своего дяди Вениамина Беленького, который также работал в железнодорожной отрасли. А в семейном архиве его тети Михли сохранилось три письма отца, написанные им с БАМа в 1930—31 годах. Эти письма он бережно хранил долгие годы, а потом передал в Музей истории и культуры евреев Беларуси.
Письма Абрама Беленького позволяют отследить путь молодого инженера с момента его отъезда из Ленинграда до той роковой экспедиции, из которой он не вернулся. Первое из них было написано сестре в Москву в 1930-м году. «...9 июня в девять с четвертью часов утра я оказался на вокзале Хабаровска. После всяких формальностей с поступлением, получением подъемных и т.д. меня назначили начальником изыскательной партии по грунтовым дорогам. Эта должность для молодого инженера очень высокая, т.к. дело это ответственное», — не без гордости сообщает он родным. 
Молодой инженер сразу же приступает к работе. Уже 18 июня во главе группы из четырех изыскателей он выезжает из Хабаровска в Сретенск, откуда началась его первая экспедиция. О том, сколько трудностей пришлось пережить на долгом пути экспедиции по таежной целине, Абрам Ефремович сестре не признается. Рассказывает больше о положительных моментах, чтобы меньше волновалась за брата. «С работой мы пересекли весь Сретенский округ и захватили часть Читинского. В Читинском округе мы проходили по степи, где живут буряты, занимающиеся исключительно скотоводством. У бурят можно встретить стада баранов в несколько тысяч голов, большие табуны лошадей, коров и верблюдов… В материальном отношении это самый выгодный край. Как мы питались, приведу маленький пример: 4 человека за 2 недели съели 5,5 пудов мяса (пуд — мера веса, равная 16, 38 кг. – Прим. редакции). Для условий Москвы это может служить анекдотом, но это факт», — рассказывает он в письме.
Подводя итог своей первой экспедиции, молодой изыскатель пишет: «Пройдя с работой 270 км, мы все закончили в Благовещенске, где сейчас находится наше управление. Я доволен нынешним летом, т.к. я много чему научился, а также насмотрелся на много красивых мест». 
Зиму Абрам Беленький провел в Благовещенске. В декабре к нему из Могилева приехала жена с сыном Мишей. Условия жизни молодой семьи были очень тяжелые — были трудности с продуктами, одеждой, обувью. Чтобы как-то их поддержать, сестра отправляла из Москвы продуктовые посылки. В письме ей Абрам Беленький признавался: хоть живется и нелегко, но главное, что они вместе. Он души не чаял в своем сыне, называл его «наш прелестный мальчишка».

Весной 1931 года молодого инженера переводят на работу из Благовещенска в Хабаровск. Летом он отправляется в очередную экспедицию, из которой уже не вернулся. Михаил Михайлович до сих пор не знает, где могила его отца и что именно случилось с ним в экспедиции. Благодаря дяде Вениамину Беленькому, ему удалось связаться с ветераном БАМа, летописцем истории трассы Александром Дмитриевичем Жигиным. В письме он сообщил, что в результате разговора с бывшим начальником экспедиции, в которую входила изыскательная партия Абрама  Беленького, изучения архивных документов и просмотра старых топокарт смог выяснить следующее: «Инженер Беленький Абрам Ефремович был командирован Наркоматом путей сообщения в 1930 г. на изыскание тракта Большой Невер —Якутск. Работал начальником партии в экспедиции М. М. Новицкого. На трассе заболел и скончался там же в 1931 или 1932 году. Новицкий М. М. весной 1932 года стал начальником экспедиции участка БАМ — Тында и, передавая подземный профиль строителям, с 1933 года один из разъездов, расположенный вблизи точки пересечения трассой БАМ — Неверского тракта, назвал именем своего соратника-изыскателя — разъезд «Беленький». Здесь в дальнейшем возник леспромхоз и поселок Беленький».
В 1951 году после окончания Гвардейского Калининградского училища Михаил Израильский был направлен служить на Дальний Восток. Сам попросился, признается Михаил Михайлович. Служить довелось под Владивостоком, в тяжелой минометной бригаде. Все 8 лет службы он вынашивал планы съездить в поселок Беленький и своими глазами увидеть населенный пункт, названный в честь его отца. К сожалению, сделать это в силу не зависящих от него обстоятельств так и не удалось. Но сейчас, благодаря бескрайним, как дальневосточные просторы, возможностям интернета мы смогли найти на одном из сайтов фотографии этой станции. Так что многолетняя мечта Михаила Михайловича все-таки осуществилась.
После окончания военной службы Михаил Израильский вернулся в Минск, много лет проработал в области станкостроения, в СКБ Минского завода автоматических линий им. Машерова. Вместе с любимой супругой Кларой Семеновной воспитали сына, сегодня у них уже двое внуков и двое правнуков. В железнодорожную отрасль, как когда-то Абрам Беленький, больше никто из семьи не пошел, реализовались в других сферах деятельности. Но в жизни всех четырех поколений этой семьи всегда незримо присутствует образ молодого инженера-железнодорожника, который ушел из жизни всего в 26 лет, но его имя и сегодня живет на карте БАМа...



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Осенью 1943 года партизаны провели второй этап «рельсовой войны» под кодовым названием «Концерт»: было взорвано более 90 тыс. рельсов, свыше 1 тыс. эшелонов, разрушено 72 железнодорожных моста, уничтожено 400 километров телефонно-телеграфных линий.

На Международном кинофестивале в аргентинском Мар-дель-Плата в 1960 году Анне Каменковой была присуждена специальная премия за лучшую детскую роль.

Согласно архивным данным, на 188 объектах столицы саперы сняли и обезвредили 1884 фугаса, 1474 авиабомбы, 294 противотанковых, 859 противопехотных мин, 85 мин-сюрпризов, 622 стандартных трехкилограммовых заряда, большое количество взрывчатых веществ, снарядов, мин и других боеприпасов.

Приходя на кладбище на Радуницу или 9 Мая, я тихо говорю ему: «Спасибо!». За жизнь, за Победу. Я знаю – он слышит… Ветеpaн Великой Отечественной войны, награжденный орденами Отечественной войны и Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», Владимир Аблажей испытан был судьбой не один раз.