Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Награды
>>>
Давайте обсудим
>>>



Персона

№32 от 08 августа 2013 года

Утром в 8 часов 8 минут и 8 секунд…
Утром в 8 часов 8 минут и 8 секунд…

Наше досье:
Прокопцов Владимир Иванович родился 8 августа 1953 г. в д. Жгунская Буда Добрушского р-на Гомельской области.
С 20 марта 1998 г. — директор, генеральный директор Национального художественного музея Республики Беларусь. Лауреат (в составе коллектива) специальной премии Президента Республики Беларусь деятелям культуры и искусства в номинации «Музейное дело» (2007), полученной за разработку и реализацию музейной концепции и за введение в строй в 2006 году нового корпуса музея. Награжден медалью Франциска Скорины (2008), заслуженный деятель искусств Республики Беларусь (2013). На первом Национальном форуме «Музеи Беларуси» в Гродно (2012) признан лучшим руководителем музея в Республике Беларусь.

Пять лет назад, в день своего рождения 08.08.08, поддавшись магии чисел (или просто пошутив?), Владимир Прокопцов провел персональную выставку из восьми работ, написанных за последние восемь лет. Тогда кто-то воспринял это как пиар-ход, а публика посчитала мероприятие крутым креативом. Сегодня, 8 августа, директору Национального художественного музея исполняется 60 лет. Стоит ли ждать от него новых сюрпризов?
– Решил не изменять традиции. Праздник начнется утром в 8 часов 8 минут 8 секунд. Вначале состоится встреча с сотрудниками музея, т.к. с 11 часов начинается для посетителей рабочий день, а также торжественное гашение конверта с маркой, на которой изображены мои живописные работы. А вечером в 8 часов 8 минут 8 секунд откроется персональная выставка в малом зале, где будут представлены более 20 работ. Там будет и моя студенческая работа, и те, которые заканчиваю буквально на днях, — натюрморты и пейзажи, посвященные моей малой родине, Добрушскому району Гомельской области.
– Знаю, что много произведений из личной коллекции вы передали Добрушскому районному краеведческому музею, где создана картинная галерея.
– Отдал в дар около 40 работ, и в 2006 году в благодарность земляки присвоили мне звание почетного гражданина города Добруша.
– 2013 год для вас особо значимый: в марте исполнилось 15 лет, как вы на должности директора, а 8 августа отмечаете 60-летний юбилей. Каковы ваши внутренние ощущения в связи с этими славными датами?
– С ужасом думаю, что формально с 9 августа стану пенсионером. Хотя, честно говоря, возраста не ощущаю. Наверно, это связано с характером работы директора, которая требует активной деятельности. Поскольку по гороскопу я Лев, то для меня важно чаще выходить на охоту и бежать за дичью. Как гласит голландская пословица — льва ноги кормят.
– Нет внутренней усталости, апатии?
– Естественно, с годами усталость накапливается. Лучший психотерапевт — моя мастерская. Здесь я как бы перехожу в другую ипостась и забываю об утомлении. Включаю диск Паваротти, и под звуки божественного голоса начинаю творить. Некоторые художники любят тишину, а мне нравится работать на фоне этой возвышенной музыки. Мысленно уходишь в полотно, которое втягивает и негатив, и позитив. И постепенно ты как бы разгружаешься, сбрасываешь груз повседневности и начинаешь по-другому мыслить, появляется другая стилистика и мироощущение.

– Вы — автор идеи серии книг «Славутыя мастакі з Беларусі». Говорят, вначале не верилось, что можно создать книгу о классиках белорусского искусства по демократичной цене и при достойном качестве печати…
– Оказалось, можно! Вышло уже 9 книг. Начинали с Ивана Хруцкого, а дальше были Витольд Бялыницкий-Бируля, Станислав Жуковский, Валентий Ванькович, Виталий Цвирко, Аркадий Астапович, Язеп Дроздович, Павел Маслеников… Альбомы пользуются большой популярностью, и буквально через месяц-два тираж раскупается. Несомненное достоинство этой и всех книг серии — перевод текстов на два языка — русский и английский, благодаря чему серия востребована и за границей.
– По какому критерию проводится отбор кандидатов?
– Знаете, у нас сложилась парадоксальная ситуация: книг о белорусских художниках-классиках нет в продаже. Чаще гораздо проще издать за счет спонсорских средств солидные альбомы современных художников, чем монографию о художнике, погибшем на фронте (А.Астапович) или умершем несколько десятилетий назад (М.Филиппович, И.Ахремчик), за которых должны хлопотать потомки или искусствоведы-энтузиасты. Этот перекос в современном популярном белорусском искусствознании, надеемся, в какой-то мере преодолеют книги этой серии.
– Владимир Иванович, еще десять лет тому назад считалось, что те же Хруцкий, Бялыницкий-Бируля — великие русские художники.
–… и никто, за исключением искусствоведов, не знал, что они родом из Беларуси. Этой серией мы возвращаем их и в лоно белорусской национальной культуры и искусства. Небольшой карманный формат, яркая обложка, изящный книжный дизайн, 25—30 иллюстраций, короткий, но емкий текст дает возможность познакомиться с творчеством мастеров белорусского искусства, узнать основные вехи их биографии, оценить лучшие произведения их творчества.

– В свое время в НИИ теории и истории изобразительного искусства Академии искусств СССР вы защитили диссертацию о монументальном искусстве Беларуси. Не планировали дальше пойти по научной стезе?
– Думал написать докторскую, но на этой должности сложно осуществить задуманное, потому что основная работа забирает слишком много времени.
– Культура теперь рассматривается и как проводник белорусско-российской интеграции. Знаю, что музей делает немало для укрепления наших культурных связей.
– Три года назад с большим успехом в Третьяковской галерее прошла выставка Ивана Хруцкого. Теперь готовим совместную выставку «Православный мир», посвященную 1025-летию крещения Руси. В следующем году в рамках празднования юбилея нашего музея (ему исполняется 75), подписан договор с Эрмитажем о проведении в Беларуси выставки китайской графики. Однако у нас налажены хорошие контакты не только с центральными российскими музеями, но и с региональными, скажем, Ярославским художественным музеем.
– А как насчет заявленного проекта с Третьяковкой «От реализма к импрессионизму»?
– К сожалению, наш партнер не смог профинансировать мероприятие, поэтому сейчас ищем другого спонсора. Не всегда хватает средств на перевозку и страховку произведений искусства. Ведь это очень большие суммы. К примеру, выставка Третьяковки оценивается в 56 миллионов долларов. Значит, страховка потянет на 135 тысяч долларов. Как видите, дорогое удовольствие. Есть и такой момент. На аукционах ныне растут цены на представителей социалистического реализма. И если, скажем, Шишкин пять лет назад стоил на торгах миллион долларов, то сегодня цена выросла в три раза! Растет аукционная стоимость — растет и стоимость выездной выставки
– Правда, что произведения живописи в жанре соцреализма как никогда популярны на Западе?
– Да, уже практически все раскуплено. Социалистический реализм — это очень серьезная школа, которая, к сожалению, уходит безвозвратно. Нет теперь и той системы подготовки кадров, которая была налажена в Советском Союзе в двух основных учреждениях образования — Московском государственном академическом художественном институте им.В.И. Сурикова и Санкт-Петербургском государственном академическом институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина.
В наши дни возрождается интерес к произведениям той поры. Для работ многих известных художников советской эпохи характерны как выдающееся стилистическое мастерство — продукт одной из лучших академических школ в Европе, так и то, что во многих отношениях они продолжают традиции великих художников предшествующих столетий.
– На расстоянии десятилетий мы воспринимаем культовые картины социалистического реализма сквозь призму современности. Возьмите, к примеру, нашего Кищенко Александра Михайловича…
– Кищенко — это гений, он опережал время и, к сожалению, при жизни не был оценен. Все, что сделал Александр Михайлович, начиная от монументального искусства и заканчивая станковыми работами и этюдами, смотрится так, будто бы написано современником. Мозаики «Восток-1» чего стоят, они украшают Национальную библиотеку Беларуси. Без работ Кищенко наш «алмаз» смотрелся бы одиноко. Кроме того, Кищенко — основатель монументального гобелена. 
– Кстати, какова судьба «Гобелена века», ведь это была боль художника, о нем он думал до последних дней жизни. Где повесить полотно таких размеров? Есть ли возможность в скором времени увидеть его белорусам во всем великолепии? Ведь, насколько мне известно, у нас нет здания, где его могли бы экспонировать?
– С гобеленом все нормально, он хранится на Борисовском комбинате декоративно-прикладного искусства и находится под патронатом нашего музея. «Гобелен века» — наше национальное достояние. Его я бы причислил к таким сакральным вещам, как «Троица» Рублева, которая принадлежит не только церкви, но и всему миру. Такого гобелена больше не сделает ни один художник мира, я уверен в этом. Во-первых, нет такой школы, а во-вторых, ни у кого не хватит воображения, чтобы замахнуться на подобный проект. На гобелене изображены политики, ученые, люди искусства, словом, все те, кто оставил след в мировой цивилизации.
– А мне кажется, что для такого гобелена можно специально построить здание, и это стало бы нашей визитной карточкой.
– Возможно, а мне жаль, что такие талантливые люди так быстро уходят от нас. И повторить то, что сделали они, невозможно. Кищенко, Савицкий, Стельмашонок и многие-многие другие — плеяда, с уходом которой белорусское изобразительное искусство сильно потеряло. Это были неординарные личности, талантливые, всегда в поиске. И то, что они создали, — пример для подражания, открытый учебник для молодых.
– Слышала, что у вас сложились неплохие отношения с директорами многих музеев мира.
– Да. Особенно тесные дружеские отношения установились с Михаилом  Пиотровским (Эрмитаж), Ромуальдасом Будрисом (Литовский художественный музей), с членом президиума Союза музеев России Ириной Лебедевой (директор Третьяковской галереи) и многими другими.
– Работа директора музея многогранна: здесь и административная, и хозяйственная, и творческая деятельность. Что помогает вам так долго удерживаться на плаву?
– Приличная образовательная база. Я прошел хорошую школу – в Институте искусствоведения этнографии и фольклора Академии наук БССР, в НИИ теории и истории изобразительного искусства Академии искусств СССР, где, кстати, и защитил кандидатскую диссертацию. Я общался с нашими национальными корифеями науки и искусства. И они меня тоже формировали как личность. В свое время прошел административную и организаторскую школу в качестве комсомольского лидера. И теперь, на этом посту, мне легко, потому что могу говорить на равных с ученым и искусствоведом, с народным художником и директором Лувра.
– Владимир Иванович, наша газета выходит аккурат в день вашего юбилея. От имени всей нашей многотысячной армии читателей хотелось бы пожелать, чтобы свершились все ваши планы — закончилось строительство и реконструкция всех помещений, появилось больше выставочных площадей, расширилась инфраструктура, открылись, как вы задумали, кафе, книжная лавка. А еще — чтобы у вас было меньше рутинной работы и побольше творчества. Ведь для художника творчество — это постоянный поиск прекрасного, хорошее настроение и умиротворение.
– Спасибо за добрые слова. Меня сегодня радует, что у белорусов появилась потребность осознать себя нацией, народом, понять свое место в мировой и европейской цивилизации. Поэтому, в свою очередь, пожелаю вашим читателям, чтобы у них оставалось больше времени для чтения хорошей книги, просмотра спектакля, посещения музея. Ведь музей — это приглашение к философствованию и размышлению. А думать иногда очень даже полезно. 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Андраник Мигранян занимал должность главного советника Комитета по международным отношениям Верховного Совета России, был членом Президентского совета.

Жизнь идет, технологии развиваются. Проекты, над которыми работают белорусские и российские ученые – уникальны. Безусловно, лучшие представители научного сообщества Беларуси и России достойны новой премии Союзного государства в области науки и техники – она, по мнению академика Витязя, будет только способствовать дальнейшему развитию научного сотрудничества и дружбы между нашими странами.

Выход интересной книги – повод для разговора о ярком человеке, которому волею судьбы пришлось восстанавливать послевоенные Минск, Полоцк, преобразовывать село, тем самым вписать свое имя в золотой фонд белорусской архитектурыюю.

О нем написано и сказано столько, что сложно внести какие-то незнакомые штрихи и добавить что-то новое.