Интересный собеседник

№30 от 25 июля 2013 года

Каждый поэт — немного пророк
Каждый поэт — немного пророк

Какая поэзия нужна современникам? Нужно ли делать ее модной? Где сейчас хорошие стихи и почему поэзия не оказывает никакого влияния на общественную жизнь? Ответ на такие вопросы лучше искать у тех, кому поэзия близка, хотя и в этом случае добиться ознозначности будет невозможно. Ведь у каждой творческой личности свой взгляд на окружающую действительность. Особенно если личность эта — поэт-авангардист Виктор Жибуль.
— Разделяете ли вы мнение о том, что были бы более популярным, если бы писали по-русски?
— Если честно, об этом не думал. Мне лучше высказывать свои мысли по-белорусски. Если бы я излагал их по-русски, то это выглядело бы не так оригинально, не так точно. Может, если бы я жил в России, то и писал бы по-русски. Но я не ощущаю потребности писать на русском языке.  
— Как вам кажется, появится ли у белорусской литературы в будущем свой читатель?
— Я бы сказал не только про белорусскую, но и в целом про всю литературу. Теперь, с этим всеобъемлющим развитием интернета, сплошной компьютеризацией интерес к литературе как бы упал. Но я все-таки считаю, что у литературы есть дополнительные ресурсы, которые могут ее вознести и пробудить интерес к ней. Например, есть разные неординарные сценические подачи литературы — это сочетание поэтического чтения, театрализации и музыкального оформления. Литературное выступление на самом деле можно превратить в полноценное шоу, в хорошем смысле этого слова. Таким образом, когда у нашей литературы читателей станет меньше, то слушателей, я думаю, меньше не станет. Когда-то у меня проходил совместный творческий вечер с американо-российским поэтом Сашей Гальпером. Он был очень удивлен  количеством людей, которые пришли на наше мероприятие. Он рассказывал, что на его выступления в США или Москве приходили по 5—10 человек, а у нас — практически полный зал. Так что не все потеряно.   
— Почему вы так себя характеризуете в аннотации к сборнику «Прыкры крык»: «Імя антынароднага паэта, незаслужанага дзеяча мастацтваў Беларусі...» и так далее?
— Эта краткая характеристика моего произведения представляет собой пародию на традиционные аннотации, которые часто размещаются в книгах наших поэтов. Ну и я просто решил посмеяться.


— Можно говорить о том, что так необычно писать, как это делали вы, было модно в то время, когда вы начинали?
— Нет, ведь мода — это массовое течение. А когда я начинал, никакой массовости не было. Так писали только несколько человек. Некоторые из них входили в «Таварыства вольных літаратараў», а некоторые в «Бум-бам-літ».
— А сегодня в таком направлении писать модно?
— Да, в каком-то смысле теперь модно, но в то время было более очевидное разграничение на, как говорят, традиционалистов и авангардистов, к которым отношусь и я. Но в последнее время произошла «культурная диффузия», и уже трудно понять, кто к какой «группировке» относится. Поэты начали смелее использовать средства художественной образности, присущие и тому, и другому направлению. И, например, авангардисту сегодня ничего не стоит написать стилизацию под классических поэтов. Или наоборот: поэт, который исходил от традиций, может использовать какие-нибудь постмодернистские навороты.   
— Настоящий поэт, это, по сути, пророк. Существуют ли сегодня поэты-пророки? И вообще, какое пророчество вы можете дать на будущее?
— Я скептически отношусь к пророчествам, но что-то в этом есть. Считается, что самым известным пророком был Нострадамус. Но некоторые люди полагают, что он был совсем не пророком, а поэтом, который написал много стихотворений, имеющих определенные трактовки. И уже непосредственно от трактовки зависит пророческий смысл его стихов. Они у него действительно такие. Если проследить некоторые параллели в истории человечества, то на самом деле можно говорить о том, что Нострадамус предвидел события в своеобразной иносказательной форме. Поэтому я считаю, что каждый поэт немножко пророк. Больше предсказаний получается у тех поэтов, стихи которых рассчитаны на несколько интерпретаций: чем больше вольных интерпретаций, тем больше и пророчеств в них можно найти. Мне приходит в голову имя нашего современника Алеся Рязанова, стихи которого наполнены философским смыслом. А что касается моего пророчества… Я тут больше прислушиваюсь к своим снам, чем к своему вдохновению!
— Легко ли сегодня быть поэтом? Чем можно привлечь читателя к своему творчеству, удивить его?
— Знаете, только бы Муза не покидала. Это самое главное для поэта. Как можно удивить? Например, внешней формой подачи своего творчества. А когда читатель остается один на один с книгой? Я думаю, что книга — это цельное произведение искусства. В ней должна быть единая идейная концепция, художественная задумка, которая будет связывать эту книгу. Здесь еще многое зависит от художественной «отделки», украшения что ли. Хорошей книгой я считаю ту, в которой у поэта и художника получается удачный тандем. Или иногда поэт может и сам выступать в роли художника, помещать в книгу вещи, которые визуально представляют синтез поэзии и графики, например, фигурные стихотворения, эксперименты со шрифтом, которые также могут привлечь внимание читателя. А в последнее время некоторые авторы добавляют к своей книге еще и компакт-диск, где поэт озвучивает стихи и параллельно идет музыкальный аудиоряд. Так что литература стремится выйти за свои рамки и ищет синтез с другими видами искусства. 
 

Александр МАЦЕРУК



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Трудными военными дорогами Гавриил Бордаченко прошел от Сталинграда до Восточной Пруссии, участвовал в освобождении Жлобина, Бобруйска, Барановичей. В 1944 году закончил Военную академию тыла. Уже в мирные годы служил в танковых войсках в Украине, Прибалтике, Румынии. В 1960-е годы уволился в запас, а после перебрался из Литвы в столицу Беларуси. Несмотря на почтенные годы, активно участвует в жизни ветеранской организации, его всегда рады видеть на торжественных мероприятиях, связанных с Вооруженными Силами Республики Беларусь.

Благодаря широкому кругозору и высокому профессионализму, собкору БЕЛТА по Могилевской области по плечу были любые темы.

На G-7 все лидеры западноевропейских стран – это люди, поставленные финансистами, теми, кто пытается организовать американскому лидеру импичмент.

В сентябре 2013 года в рамках соглашения о сотрудничестве между БГУ и Хэнаньским университетом я отправилась в командировку в Китай, в город Кайфын преподавать русский язык китайским студентам.