Мы и мир

№14 от 04 апреля 2013 года

Трудности перевода
Трудности перевода

Помните оскароносный фильм дочери знаменитого Фрэнсиса Копполы Софии Копполы «Трудности перевода»? В далекой Японии, в другом часовом поясе, замученные сбившимися биоритмами и бессонницей, уставшие не понимать азиатский образ жизни, встречаются два американца — он и она. Билл Мюррей и Скарлетт Йоханссон. Вернее, их герои — милые, добрые, запутавшиеся в собственных чувствах, точнее, в их отсутствии. Поэтому они и умчались из Америки к Восходящему солнцу. Однако и светило ничего не прояснило!  И тут они понимают, что значение имеет только любовь — их любовь друг к другу! — но понимают, к сожалению, слишком поздно…
К чему это художественное вступление? К тому, что, по идее Софии Копполы, трудности перевода с английского языка на японский и обратно подтолкнули двух людей к любви. А я  приведу пример, как трудности перевода чуть не привели две страны к войне!
Вступление Северной и Южной Кореи «в состояние военного времени» всех напугало. Но... не очень, ведь формально две Кореи находятся в состоянии войны на протяжении более 60 лет. Тем не менее, власти КНДР в ночь на 30 марта заявили о том, что вступают в «состояние войны» с Республикой Корея. С тех пор весь мир живет в напряженном ожидании: будет война или нет?
Так вот, объявление войны между двумя странами стало результатом… неточности перевода! В оригинальном тексте заявления из Пхеньяна говорится лишь о том, что Северная Корея будет действовать «по законам военного времени» в случае провокаций против нее, которые могут перерасти в «полномасштабную» и даже «ядерную» войну. Вот точная цитата из специального заявления правительства КНДР, политических партий и общественных организаций КНДР, переданного агентством ЦТАК: «С этого момента отношения Севера и Юга вступают в состояние военного времени, и в случае вражеских провокаций будут нанесены удары по военным базам США на Гавайях, острове Гуам, на территории Южной Кореи, а также по базам южнокорейских вооруженных сил и официальной президентской резиденции в Сеуле».
Больше всего в этой цитате меня радует словосочетание «в случае». Действительно, еще ничего не объявлено, ничто не предопределено! А если что-то и произойдет, то только при определенных условиях. К таковым относятся провокации со стороны Вашингтона и Сеула. Значит, дело за малым — чтобы США и Южная Корея не совершали этих самых военных провокаций. А поскольку США и Южная Корея громогласно заявляют, что они — самые миролюбивые страны в мире, стало быть, миру ничто не угрожает.
Можно спать спокойно...
Но как только я успокоился этой мыслью, сразу пришла другая. И оформилась в коварный вопрос: если все дело в трудностях перевода и из-за таких мелочей, как какая-то транскрипция, миллионы людей должны просыпаться вот уже неделю в страхе, как же такие досадные трудности вообще могли возникнуть между корейцами?! Ведь и в Южной Корее, и в Северной живет одна и та же нация — корейцы. Мало того, многие из них, невзирая на разделяющую их границу и 38-ю параллель, охраняемую американцами, еще и родственники. «А может, — подумал я, — за полвека раздельного существования в одной из Корей в качестве официального языка был принят английский? Или какой-то особый корейский, лишь бы тот отличался от обычного и одновременно отличал данную Корею от Кореи другой?». Я бросился к справочникам и к Википедии — и никакие источники не сообщают ни о каких «особых» корейских языках. Стало быть, корейцы должны были понять корейцев! И не пугать остальной мир войною между собой.
Мою догадку подтвердил официальный Сеул. Вот что он заявил: «Ранее мировые СМИ сообщили о войне, якобы объявленной Северной Кореей Южной Корее. Однако официальный Сеул со всей ответственностью сообщает: мы не увидели новости в заявлении Пхеньяна о том, что отношения между двумя Кореями входят в стадию войны. Сегодняшнее заявление Северной Кореи — это не новая угроза. А источник в военном ведомстве сообщил, что никаких признаков того, что КНДР в ближайшее время начнет наступление, нет». Конец цитаты.
Правда, данное примирительное заявление Сеула появилось спустя две недели, как в том же Сеуле началась настоящая истерика по поводу того, что завтра грядет война. И официальные власти не то что не останавливали ее, но и принимали в ней деятельное участие. И вдруг прозрели! Хотя и две недели назад они бегло говорили на всех диалектах корейского…
И тогда я подумал: вероятно, корейцам переводили с корейского на корейский… американцы! Это им, американцам, выгодно изображать, что КНДР активно угрожает нападением на Южную Корею. Это они без «угрозы с севера» уже не могут оправдывать свое присутствие на Корейском полуострове. А иначе какую «миротворческую миссию» они осуществляют там вот уже долгих 60 лет? Ведь если состояние войны между двумя Кореями, длящееся те же самые 60 лет, не «подтверждать» время от времени всякими провокациями, американским пехотинцам придется паковать свои чемоданы. А рядом Россия и Китай, как их оставить «без присмотра»?
И не будем забывать, последняя словесная пикировка между Сеулом и Пхеньяном началась после того, как «посредничающие» в их переговорах Штаты выставили очередной ультиматум Пхеньяну в расчете на то, что молодой руководитель Ким Чен Ын «даст слабину». Не дал! Наоборот, провел третьи ядерные испытания в истории страны. А сколько их было в истории США?
Конечно, такой «диалог» никого в мире не устраивает. Но нельзя не заметить, что его трудности возникают из-за того, что Сеул позволил переводить с корейского американцам. И это чревато трудностями похуже, чем в фильме Софии Копполы. Даже если учесть, что оригинальное название фильма «Lost in Translation» дословно — «Затерявшиеся в переводе».

Вадим Елфимов



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

В понедельник президент Макрон объявил о введении чрезвычайного экономического и социального положения в стране. Пока только экономического и социального.

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…