Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Тема номера
>>>
Давайте обсудим
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



Персона

№3 от 17 января 2013 года

«Ни за что нельзя сдаваться!»
«Ни за что нельзя сдаваться!»

55 лет назад вышел в прокат легендарный ныне фильм «Тихий Дон». Одну из главных ролей в нем сыграла народная артистка России лауреат Госпремии СССР Зинаида Кириенко. Эта роль стала визитной карточкой актрисы, принесшей ей всенародную любовь. А родилась Зинаида Кириенко в Махачкале в 1933 году. На рубеже 50 — 60-х годов она, одна из любимых учениц Сергея Герасимова, произвела настоящий фурор в советском кино. Помимо «Тихого Дона» за годы учебы во ВГИКе актриса снялась в главных ролях в фильмах «Поэма о море», «Судьба человека», «Сорока-воровка», которые стали классикой советского кино. Позже Кириенко сыграла в картинах: «Казаки», «Судьба», «Любовь земная», «Письма к Эльзе». Сейчас Зинаида Кириенко помимо актерской профессии ведет большую общественную работу. Она член президиума правления Центрального дома работников искусств, сопредседатель правления и заведующая секцией кино, член совета Гильдии актеров российского кино.
–– Зинаида Михайловна, вы с детства мечтали стать актрисой?
–– Однажды я случайно прочла дневник родной тетки, цирковой актрисы, где та рассказывала о своем становлении в профессии. Эти записи открыли для меня совершенно новый мир, я ни о чем другом уже и думать не могла. Мечта о ВГИКе
не давала мне покоя. И после школы я поехала поступать. Во ВГИК меня приняли условно, без стипендии и общежития —  до тех пор, пока не докажу право быть настоящей студенткой. К моему счастью, на меня обратила внимание Тамара Макарова и посоветовала поступать на следующий год, на курс Сергея Герасимова. К поступлению мама купила мне чешские туфли на подошве из прессованного картона. На экзамене мне сказали: «Ты входишь и чувствуешь, что у тебя квартире запах дыма, покажи, как ты будешь реагировать». Я бросилась показывать, и ноги у меня, как у одного персонажа на льду, разъехались в разные стороны. Вся приемная комиссия хохотала до упаду. Но меня все же приняли. И уже на первом курсе Герасимов предложил мне главную роль в новелле «Надежда». После чего он утвердил меня на роль Натальи в фильме «Тихий Дон».
— В одном из интервью прочитал, что вы признавались Герасимову в любви.
 — Однажды я ему сказала: «Я люблю вас, Сергей Аполлинариевич!». Он воспринял мои слова как-то по-отечески: «Деточка, надо уметь сдерживать свои чувства. В жизни случаются всякие моменты, ты потом поймешь все и будешь себе только благодарна». Так и получилось. Я безумно страдала, но потом поняла, что такое отношение дорогого стоит. Тем более, что он знал о том, какая драматическая судьба была у нашей семьи.
— Расскажите об этом.
 — Моего деда во время революции казнили, отец к тому времени закончил в Тбилиси юнкерское училище, был музыкантом. Его звали Широков Георгий Константинович. В 1919 году его вместе с другими юнкерами отправили на пароходе в Англию. Отец мыкался там восемь лет, потом вернулся в Россию. Он стал жить в Дагестане, где и встретился с мамой. Но когда мне было года два или три, они разошлись. Отец потом как-то пришел к нам. Он держал меня на руках, мы шли по улицам города. И он купил мне кулек конфет. Это все, что я запомнила. В 1939 году его арестовали, обвинив в растрате, и расстреляли. В начале 40-х маму направили в Дербент восстанавливать разрушенное хозяйство. Там она и познакомилась со своим будущим мужем Михаилом Кириенко. Отчим смог по-настоящему заменить мне отца, поэтому я взяла его фамилию и отчество.
 –– Правда ли, что мать хотела назвать вас Аидой?
–– Когда мама была мной беременна, то зачитывалась книгой «Аида», где шла речь о судьбе какой-то греческой драматической актрисы. Тогда она и решила, что если родится девочка, то назовет ее этим именем, и дочь непременно станет актрисой. Регистрировать меня пошел отец, мама тогда лежала больная. Он подумал, что имя Аида не подходит для русской девочки и решил, что меня лучше назвать Зинаидой. Мама была в истерике. А отец сказал, что мое имя состоит сразу из двух: «Зина» и «Ида», и тогда она успокоилась.
— Значит, не случайно в фильме Евгения Матвеева «Любить по-русски-2» вашу героиню-прокурора зовут Зинаида Георгиевна Широкова?
— Конечно, не случайно. Это была моя идея. Мне очень хотелось, чтобы хотя бы в кино прозвучали мои настоящие отчество и фамилия.
–– Вы всегда чувствовали себя драматической актрисой?
— Да. Еще в институте я старалась играть именно драматические отрывки. Возможно, на меня повлияли фильмы с участием Аллы Тарасовой, Веры Марецкой. Сколько слез пролила, когда смотрела «Без вины виноватые»! Эта картина стала моей путеводной звездой. И, видимо, Герасимов разглядел что-то во мне, понял, что Наталья —  это моя роль.
–– Как вам работалось на съемках «Тихого Дона»?
–– Сниматься было необыкновенно интересно. Ведь режиссером фильма был сам Герасимов, да и партнеры потрясающие. Особенно легко работалось с Петром Глебовым. Это был прекрасный актер.
–– В вашей фильмографии немало картин, где фигурирует слово «судьба». А можете ли вы сказать о себе, что вы —  хозяйка своей судьбы?
–– Актриса —  человек зависимый, подчиненный. Я 16 лет была в черном списке. Меня не снимали. Хотя успела сыграть пять главных ролей и сняться в других картинах. А потом —  как отрезало. Ходила на прием к чиновнику от кино, не зная, что именно он и внес меня в черный список. Об этом мне сказал Станислав Иосифович Ростоцкий, когда мы вместе были в жюри на одном из кинофестивалей. Он подтвердил, что я была в списке, где против фамилий артистов стоял крестик, перечеркивающий их творческую судьбу. Это наше доморощенное отношение к человеку. И мне всю жизнь приходится отвечать на вопрос, почему я столько лет не снималась.
— Что вам помогало выстоять?
— В первую очередь —  характер. Чтобы прожить такую жизнь и сохранить что-то в своей душе, наверное, надо быть очень сильной. Помогало и то, что без работы я никогда не была. Больше тридцати лет прослужила в Театре-студии киноактера, который в годы перестройки закрыли. Кроме того, постоянно ездила по стране с концертами. А еще вместе с мужем воспитывала своих милых, ненаглядных мальчиков.
 — Это правда, что у вас с мужем была любовь с первого взгляда?
— Мы с ним встретились на съемках фильма «Казаки», которые проходили в Грозном. Внешне там все выглядело благополучно, но девушке появляться одной вечером все-таки было опасно. Как-то я шла на концерт Аркадия Райкина, который тогда приехал в Грозный на гастроли. Навстречу мне шел молодой человек. Он был красавец, великолепно сложенный, с живым, теплым взглядом удивительных глаз с длинными пушистыми ресницами. И я была тут же сражена. Валера Тарасевский в то время хорошо играл в волейбол, а для картины в массовку набирали спортсменов, и он тоже снимался в фильме. Я влюбилась в Валеру с первого взгляда. Оказалось, что я ему уже давно нравилась по фильмам. Через два месяца мы поженились. А потом о нашей встрече сложили легенду: говорили, что Кириенко увезла самого красивого казака. Затем мы уехали в Москву: мне как раз от студии дали комнатку в двухкомнатной квартире на Соколе. В те годы работы у меня было много, и без Валеры я бы ни с чем не справилась. Он и дом держал, и сыновей растил, когда я была в киноэкспедициях. Но, с другой стороны, именно то, что мы часто расставались и встречались, наверное, и помогло нам сохранить столь крепкие семейные узы. Несколько лет назад мужа не стало. В память о нем я написала стихи. Старший сын отредактировал их. Друг положил их на музыку, и получилась песня, которую я пою сейчас на творческих встречах.
 — Сыновья не пошли по вашим стопам?
— Нет. Тимур окончил институт военных переводчиков, но сейчас он предприниматель. Максим учился в институте менеджменту-аудиту. Он тоже предприниматель. У сыновей давно свои семьи, они подарили мне пятерых внуков.
–– В 70— 80-е годы вы снова обрели всесоюзную популярность, сыграв главную роль в фильмах «Любовь земная» и «Судьба».
–– Я благодарна Евгению Семеновичу Матвееву. Он первый из режиссеров вывел меня из простоя. Судьба давала мне второй шанс. Когда-то он снимал «Почтовый роман» и очень хотел, чтобы я сыграла главную роль. Я даже пробы прошла в костюмах. А потом выхожу, он берет меня под руку и говорит: «Что же ты наделала? Когда тебе рожать?» —  «Через два месяца. Как только рожу, на следующий день выйду!». Так мне хотелось сниматься. Но он человек принципа: или дети, или кино. Он и свою личную жизнь подчинял съемкам. И вот спустя годы Матвеев вновь вызвал меня. Работать с ним было легко. Хоть он был и взбалмошный, но успокаивался быстро. Правда, Евгений Семенович —  большой ходок. Ни одной юбки не пропускал. И ко мне стал клинья подбивать. А я знала, что он с Валерией Заклунной встречается. Да и с его женой Лидой была знакома. Но я сразу определила дистанцию. Да и муж помог.
–– Каким образом?
–– Приезжаю со съемок в гостиницу. А мне говорят: «Зинаида Михайловна, зайдите в люкс, что напротив вашего номера». Интересуюсь, кто спрашивает. Отвечают: «Сюрприз». А я после съемок уставшая, сцены тяжелые. Зашла и обмерла на пороге: на диване сидят мои сыновья, выкупанные, в белых халатах, под простыней. Перед диваном накрытый стол —  коньяк, конфеты, фрукты. А рядом мой красавец. Сидит —  выжидает. Обнялись. Поцеловались. Я говорю: «Давай Матвеева позовем». А накануне он намекал мне о неформальных отношениях. И вот он заходит, видит мою семью, счастливую меня. Хорошо посидели и навсегда закрепили нашу дистанцию. После этого вечера мы с Евгением Семеновичем стали друзьями. Он меня уважал, а я с большим пониманием относилась к его непростому характеру.
— Поделитесь секретом, что нужно делать женщине, чтобы оставаться такой же молодой и красивой, как вы?
 — У меня уже профессиональное: умываешься, одеваешься, делаешь прическу, макияж —  и ты уже в порядке. А вообще —  все зависит от настроя. Мне удается сохранять силу духа, оптимизм. Это все-таки благодаря герасимовской школе, которая очень сильно на меня повлияла. Ни за что нельзя сдаваться, хотя и случаются минуты слабости, отчаяния. Я умею радоваться жизни. Стараюсь радовать других и ко всему относиться с юмором. Ем все, что нравится, но не переедаю. Люблю попариться в своей баньке на даче, что придает здоровья и бодрости, а потом попить чайку из самовара, полежать, расслабившись, почитать.
— У вас, наверное, всегда было много поклонников.
 — Мне очень многие признавались в любви, но я понимала, что это относится к моим героиням. Сколько раз мне говорили, что мечтают о том, чтобы такая женщина, как я, сопровождала их по жизни. И тогда я отвечала: «Вы же нормальный человек, ищите такую же женщину!». У меня сложился очень благодатный имидж. Ведь я играла в основном женщин-страдалиц, женщин нравственных, духовных, матерей, на которых земля наша держится. И черты моих героинь зрители перекладывали на меня. Где я только не выступала! Однажды приехала в колонию строгого режима. Помню, стояла на грузовике во дворе тюрьмы, рядом — два солдата с автоматами в руках, направлеными на публику. А в глазах этих зеков — слезы. Понимаете, они меня ассоциировали не с какой-нибудь там красоткой или кокоткой, а с матерью, со страданием. Забыть это невозможно.
–– Зинаида Михайловна, вы счастливый человек?
–– Мне всегда кажется, что счастье где-то впереди. И я стремлюсь к нему. Хочется еще сделать многое в жизни, в кино... Самое страшное для актера время —  быть ненужным. Актер ведь может работать только за аплодисменты. А когда есть желание отдать все лучшее в тебе людям, это ли не счастье!

Артур Мехтиев



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Андраник Мигранян занимал должность главного советника Комитета по международным отношениям Верховного Совета России, был членом Президентского совета.

Жизнь идет, технологии развиваются. Проекты, над которыми работают белорусские и российские ученые – уникальны. Безусловно, лучшие представители научного сообщества Беларуси и России достойны новой премии Союзного государства в области науки и техники – она, по мнению академика Витязя, будет только способствовать дальнейшему развитию научного сотрудничества и дружбы между нашими странами.

Выход интересной книги – повод для разговора о ярком человеке, которому волею судьбы пришлось восстанавливать послевоенные Минск, Полоцк, преобразовывать село, тем самым вписать свое имя в золотой фонд белорусской архитектурыюю.

О нем написано и сказано столько, что сложно внести какие-то незнакомые штрихи и добавить что-то новое.