Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Тема номера
>>>
Репортаж «7 дней»
>>>



Память

№43 от 25 октября 2012 года

Это надо живым...
Это надо живым...

67 лет прошло с тех пор, как закончилась Великая Отечественная война. Но судьбы многих белорусов, попавших в ее жестокое горнило, до сих пор остаются неизвестными. Как правило, их родные уверены: ничего узнать уже невозможно, если информация не нашлась сразу после войны, то теперь не найдется и подавно. Однако, как показывает практика, в наши дни поиск может оказаться даже более результативным. Делает свое дело и процесс оцифровки архивных материалов, который идет в крупнейших архивах, и рассекречивание «за давностию лет» все новых документов, и активная работа поисковых групп, и доступность новых «адресов» поиска. Если есть в истории семьи «белые пятна», есть невыясненные судьбы, ненайденные могилы, неизвестные страницы — надо искать. Это наш долг. Наша память. Золотые слова написал когда-то Роберт Рождественский: «Это нужно — не мертвым, это надо — живым!»
Как искать? Где? На этих вопросах в первую очередь «спотыкаются» люди, решившие попытаться спустя годы установить судьбу своих родных. К сожалению, мы по-прежнему мало знаем о возможностях поиска информации, касающейся Второй мировой войны, на территории европейских государств. Сегодня мы расскажем нашим читателям об одном из таких «адресов» — Международной службе розыска (International Tracing Service (ITS), расположенной в немецком городе Бад-Арользене. Наш корреспондент познакомилась с ее работой благодаря приглашению Международного Комитета Красного Креста.

17 миллионов судеб
Бад-Арользен — небольшой тихий городок в земле Гессен, западной части Германии. Идеально чистые мощеные улицы, изящные, словно игрушечные, дома. Именно здесь, в четырех просторных зданиях, располагается Международная служба розыска (МСР) — крупнейший в Европе архив документов по жертвам нацизма: узникам концлагерей, гетто, гестаповских тюрем, подневольным рабочим, разлученным с семьями детям и другим категориям мирных граждан, в чью жизнь жестоким вихрем ворвалась война. Центральная поименная картотека архива насчитывает более 50 млн учетных карточек, в которых находится информация о судьбах более 17,5 млн человек, в том числе и белорусов.
— О судьбах скольких белорусов могут рассказать ваши архивы? Можно назвать хотя бы примерную цифру? — интересуюсь у сотрудника исследовательского отдела Международной службы розыска Рене Бинерта.
— Это сложный вопрос. Как таковая национальность «белорус» встречается в документах редко, и только по населенным пунктам можно увидеть, что человек попал в Германию именно с территории Беларуси, — отмечает мой собеседник. — В годы войны нацисты не разбирались, кто какой национальности, для них все жители Советского Союза были «русские». Кроме того, некоторые белорусы сами указывали другую национальность, например, «поляк». Но то, что в архивах Бад-Арользена хранится немало данных о жителях белорусской земли, — это факт.
Международная служба розыска была создана в Бад-Арользене сразу после Второй мировой войны, в январе 1946 года. Этот город был выбран потому, что находился на пересечении всех четырех оккупационных зон Германии. Кроме того, Бад-Арользен практически не пострадал от военных действий, в нем работали телеграф и телефон, имелись просторные неповрежденные здания, в которых можно было разместить стекавшиеся сюда со всех концов страны документы. По правде сказать, это были бывшие казармы СС, но выбирать после войны не приходилось. В начале 50-х годов для Международной службы розыска были построены новые здания, в которых она размещается и по сегодняшний день. С 1954 года деятельностью МСР управляет Международный Комитет Красного Креста. Работу службы курирует Международная комиссия в составе представителей 11 государств, финансирование осуществляется из федерального бюджета Германии.
Сегодня в архивных фондах Международной службы розыска хранится более 30 млн документов времен гитлеровского режима, а также первых послевоенных лет. Здесь собраны документы из многочисленных концлагерей и гетто, свидетельства о применении насильственного труда и депортации, послевоенной эмиграции бывших остарбайтеров («восточных рабочих») и многие другие материалы. 77 процентов составляют оригиналы документов. Некоторые из них, кстати сказать, выполнены на довольно нетрадиционных бумажных носителях — например, сигаретных пачках, обратной стороне географических карт. «В концлагерях не хватало бумаги, писали на чем придется», — пояснили мне.
Лучше всего, рассказали в архиве, сохранилась документация по концлагерям Бухенвальд и Дахау. Освобождавшие их американцы смогли захватить полные архивы этих страшных лагерей смерти, не допустив их уничтожения. Руководитель отдела коммуникации Катрин Флор, надев специальные перчатки, бережно достала из папки и показала мне пожелтевшие регистрационные карточки узников концлагеря Бухенвальд, через который прошли представители многих национальностей, в том числе и белорусы. Вот карточка выходца из Украины, Степана Б. из Полтавы (фамилию, по понятным причинам, мы не называем — прим. автора). Записи на карточке сообщают: владеет русским и украинским языками, национальность: русский. Поразительно, как скрупулезно подходили в этом лагере смерти к оформлению документов: описан и рост узника, и стройное телосложение, и зеленые глаза, и темно-русые волосы… Краткая история: работал на принудительных работах, был арестован гестапо по политическим мотивам и доставлен в Бухенвальд. Выжил ли он в этом аду — из карточки не видно. Но по запросу родных это могут установить.
Что касается концлагерей, действовавших на территории Беларуси, то по ним документов в Бад-Арользене немного. Сотрудники архива отмечают: чем дальше на Восток располагался тот или иной концентрационный лагерь, тем меньше здесь на него документации. Когда немецкая армия отступала, СС старалось уничтожить документы концлагерей. А то, что все-таки смогла  захватить Советская Армия, было отправлено на хранение в Москву. Вместе с тем, мне удалось найти здесь, к примеру, показания бывшего узника самого крупного на территории Беларуси концлагеря Малый Тростенец, чудом выжившего в этом аду. Он смог сбежать во время выполнения строительных работ, на которые его вывели за территорию лагеря. Его жена в Малом Тростенце погибла.
Большой архив собран в Бад-Арользене в отношении подневольных рабочих, трудившихся в годы войны на территории Германии — тема для белорусов более чем актуальная. По данным наших историков, за годы войны на принудительные работы в Германию было угнано почти 400 тысяч белорусов. Часть из них домой так никогда и не вернулась. Почему? Причины были разные. Ответы на многие вопросы о судьбах бывших остарбайтеров из Беларуси как раз и хранятся на бесчисленных полках бад-арользенского архива.
Распоряжением союзников в 1946 году органы местной власти Германии обязали переслать в Бад-Арользен все имеющиеся данные об иностранцах, находившихся на их территории во время Второй мировой войны. В результате из администраций различных уровней, как городских, так и сельских, в МСР поступили 2 млн списков, содержащих информацию о местах проживания, работы, браках, рождениях, смертях и местах захоронения этих людей. Теперь эти документы — просто кладезь информации о судьбах наших
остарбайтеров.
— Вот данные на бывшего остарбайтера Викентия А. из Минска, — показывают мне архивный документ. — Мы видим, что после войны он до 1951 года находился в так называемом лагере для перемещенных лиц в одной из западных зон оккупации Германии, а потом изъявил желание выехать в США. Вот здесь все указано, когда и из какого города отбыл и даже название корабля, на котором он отправился за океан.
А вот  другой документ и другая судьба: бывший остарбайтер погиб во время бомбежки Мюнхена. Указано даже кладбище, где он похоронен, наверняка можно было бы найти могилу. Но — никто не ищет…
Немало данных хранится в архиве и на детей войны. Что и говорить, от многих документов к горлу подкатывает комок. Вот карточка маленькой минчанки Людмилы Х., появившейся на свет незадолго до войны. Всего три года было отмерено ей прожить на этой земле: в Германии ее ждали концлагерь и смерть в декабре 1943 года. Не были редкостью и случаи, когда светловолосые и светлоглазые малыши усыновлялась немецкими семьями в рамках так называемой «германизации». Все перипетии детских судеб — здесь, в многочисленных документах военных и послевоенных лет.
Как написать запрос?
Я держу в руках «дело № 1». Заведено в августе 1946 года. Британский Красный Крест по просьбе родных обращается в МСР с просьбой установить судьбу польки Елены Ш., депортированной в Германию в 1944 году. Как выяснилось, она прошла концлагеря Равенсбрюк, Дахау, выжила и после освобождения вернулась в Польшу. Символично, что самое первое дело Международной службы розыска завершилось с положительным результатом.
С тех пор сотрудниками МСР было заведено около 3 млн таких дел. Одни заявители, как и в «деле № 1», искали сведения о судьбе родного человека, другие — о самом себе, третьи запрашивали справки, необходимые для выплаты пенсий и компенсаций, четвертые — хотели больше узнать об испытаниях, выпавших на долю их предков... Конечно, не все поиски увенчались нахождением запрашиваемой информации. Однако, по статистике, положительный ответ дается по 60 процентам запросов.
Запросы приходят в Международную службу розыска со всех концов земли. Активнее всех пишут жители Германии, России, США, Польши, Украины, Италии, Франции, Израиля. Что касается запросов из Беларуси, то их пик пришелся на конец 90-х — начало 2000-х годов, когда выплачивались компенсации жертвам нацистского режима. Сразу после окончания выплат последовал резкий спад числа обращений, в 2008 году их было всего 87. Но потом их количество снова стало расти. В 2011 году из Беларуси поступило 154 запроса, в январе-августе 2012 года — 117.
— Подача запроса в Международную службу розыска для заявителя абсолютно бесплатна, — рассказывает руководитель отдела гуманитарных запросов Зузанна Зиберт. — Запрос можно прислать как по почте, так и в электронном виде. К слову, на сегодняшний день порядка 65 процентов запросов поступают именно электронным путем.
Послать запрос можно как через Службу розыска Белорусского Красного Креста (220030 г. Минск, ул. К. Маркса, 35), так и самостоятельно. Почтовый адрес МСР: Internationaler Suchdienst (ITS) 34454 Große Allee 5—9 Bad Arolsen Germany. Электронный адрес email@its-arolsen.org. Более подробную информацию можно найти на сайте службы: www.its-arolsen.org. Кстати, сайт имеет русскоязычную версию, так что разобраться, что к чему, не составит труда. Написать запрос можно в произвольной форме, а можно воспользоваться специальной анкетой, размещенной на сайте.

(Окончание следует).



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

От военной форма ребят у Поста №1 отличается только золотым шитьем и парадными аксельбантами. В зависимости от сезона ребята примеряют легкие кители и береты или теплые зимние шинели и шапки.

Недавно я посетил места, где родился и где прошло мое детство, места, с которыми связаны самые добрые и нежные воспоминания жизни – деревню Симоново Толочинского района Витебской области.

Известная песня о солдатах, превратившихся в белых журавлей, любима многими. Ведь никакой другой образ или сравнение не подойдет лучше для тех, кто не вернулся с кровавых полей...

22 марта исполнится 75 лет с того дня, как гитлеровские каратели уничтожили белорусскую деревню Хатынь, сожгли заживо и расстреляли почти всех ее жителей – 149 человек, в том числе 75 детей.