Тема номера

№35 от 30 августа 2012 года

С видеофиксатором не «договоришься»
С видеофиксатором не «договоришься»
«С тех пор, как научился водить машину, боюсь переходить дорогу» — в справедливости этой крылатой фразы можно убедиться, глядя на неутешительные сводки статистики ДТП. Что нужно сделать, чтобы наши дороги стали более безопасными? И как уберечь себя и своих детей от возможной трагедии? Об этом поговорим сегодня с начальником ОГАИ Фрунзенского РУВД г. Минска Юрием Петровичем Жихаревым.
— Накануне нового учебного года «головная боль» нашей дорожной милиции — профилактика детского травматизма…
— Безусловно, это так. После летнего отдыха резко меняется ритм жизни школьников, что сказывается на снижении внимания детей на улицах. Когда ребенок проводит каникулы вдали от городской суеты, инстинкт самосохранения немного притупляется, и по возвращении в город с сумасшедшим движением необходимо адаптировать сына или дочь к окружающей среде в плане дисциплины и самоконтроля. Поэтому основной акцент в работе ГАИ сегодня делается на профилактическую работу. С 27-го по 10 сентября проводится комплекс мероприятий «Внимание — дети!». С начала учебного года около школ, расположенных непосредственно вблизи проезжей части, в часы пик появятся стоп-мены…
— Честно говоря, для меня это незнакомое понятие.
— Это обычная европейская и американская практика. Стоп-меном может быть дружинник, член родительского комитета, представитель учреждения образования. Одет он в жилет ярко-салатового цвета со световозвращающими вставками  и с макетом дорожного знака «Движение без остановки запрещено». Он будет совместно с сотрудниками ГАИ нести дежурство в местах интенсивного передвижения учащихся и помогать им переходить дорогу. Не заметить его попросту нельзя. На стоп-менов обращают внимание и другие участники дорожного движения: например, у водителя, проезжающего мимо такого добровольного помощника ГАИ, на подсознательном уровне закладывается установка — ехать по дорогам, прилегающим к школе, надо осторожнее, включить все свое внимание. Желтая разметка, надпись «школа», а также «спящий полицейский» — это те меры, которые тоже должны предупредить автомобилистов о возможных рисках. А еще к 1 сентября у многих школ на маршрутах движения детей по территории к ближайшему пешеходному переходу появится экспериментальная разметка (следы, стрелки и др.), обозначающая направление движения к месту безопасного пересечения проезжей части. За школами закреплены сотрудники ГАИ, в нашем Фрунзенском районе на базе средней школы существует Центр безопасности дорожного движения, кстати, единственный в стране. В классах в доступной для учеников игровой форме будут проводиться занятия по изучению ПДД.
Несмотря на то, что детей в школах и детских садах сотрудники Госавтоинспекции систематически обучают Правилам дорожного движения, роль родителей в этом деле незаменима. Нужно объяснять ребенку, как важно переходить дорогу по «зебре» и только на зеленый свет светофора, насколько опасно выходить на дорогу из-за закрывающих обзор препятствий или машин. Необходимо разработать наиболее безопасный маршрут и пройти с сыном или дочерью весь путь от дома до школы, отметив по дороге все проблемные участки, обратив внимание на особенности дороги, тротуаров и т.д.
Водителям тоже нужно быть предельно внимательными в пути — внезапное появление ребенка на дороге сложно предсказать, но можно предусмотреть, быть к нему готовым, чтобы избежать беды.
В преддверии нового учебного года ГАИ рекомендует водителям ездить с включенным ближним светом фар — такая мера принимается ежегодно для снижения опасности детского травматизма на дорогах.
Следует помнить и о том, что ваш личный пример — лучшее подспорье в деле обучения детей дорожной грамоте. Иначе говоря, хотите, чтобы ваш ребенок соблюдал Правила дорожного движения, всегда соблюдайте их сами.
И еще один момент. В последние годы нас волнует не столько аварийность на дорогах, сколько аварийность дворовых территорий. Не секрет, что наши дворы захламлены транспортом, припарковать машину здесь трудно. И водитель, скажем, давая задний ход, порой не видит ребенка маленького роста, резко выбежавшего на дорогу. Подобных происшествий «на ровном месте» в последнее время много. Иногда, к сожалению, они заканчиваются трагически.
— Слышала, что вы недавно вернулись из России, где обменивались опытом с коллегами. Поделитесь, что вам бы хотелось взять для нас из российской практики дорожной милиции, а в чем мы могли бы дать им урок?
— Я был на Высших академических курсах, которые проходят управленцы ГИБДД России. Действительно, такие мероприятия дают возможность поделиться опытом, причем как негативным, так и позитивным. В принципе, наши проблемы одинаковые, но существуют различные способы их решения. Скажем так, во многом Россия берет пример с Беларуси, мы в плане организации работы по предупреждению транспортной аварийности идем на шаг впереди. Хотя нужно признаться, что в технологическом, техническом плане они немного ушли вперед. В России открыто много центров видеофиксации административных правонарушений, которые исключают нахождение сотрудника дорожно-патрульной службы на наиболее аварийных местах дорог.
— Не могли бы вы объяснить их эффективность на конкретных примерах?
— Скажем, на определенном участке часто случаются ДТП по причине выезда на полосу встречного движения. Для того, чтобы их предотвратить, данный участок надо отрабатывать, задействовав определенный человеческий ресурс. Россияне поступили таким образом: создали центр административных правонарушений и устанавливают на аварийно опасные участки дорог видео- и фотокамеры, которые позволяют без участия сотрудников ГИБДД фиксировать различные нарушения ДТП.
Такие контрольные приборы там устанавливаются для фиксации нарушений проезда железнодорожных переездов, правил проезда и прохода пешеходных переходов. Ведь порой, в случае возникновения ДТП с участием пешехода, сложно выяснить, кто именно является виновным и у кого на самом деле было преимущество…
Система видеофиксации сдерживает водителя и психологически настраивает на соблюдение правил: с инспектором можно попробовать договориться, попросить выписать минимальный штраф. А при работающей системе видеофиксации альтернативы нет: нарушил — отвечай! Хочешь-не хочешь, а человек будет становиться законопослушным.
— С 1 июля этого года в Беларуси тоже начала работать система видеофиксации…
— Однако она контролирует пока только скоростной режим. Но мы тоже, по примеру Российской Федерации, будем постепенно совершенствовать юридическую, материальную и техническую базы и использовать все возможности приборов видео- и фотофиксации. Думаю— , эти нововведения уже не за горами.А как решают россияне проблему устранения причин ДТП?
— В Москве на Поклонной горе создан большой центр, в котором собирается вся информация по Российской Федерации о резонансных ДТП, о ДТП с тяжкими последствиями. Это большое помещение, внешне напоминающее дежурный пульт МЧС России: вокруг много различной аппаратуры, огромный монитор, операторы… Происходит какое-то серьезное ДТП — тут же к ним идет информация. Составляется электронная карточка, где указывается причина ДТП, в нее также заносятся фотографии с места аварии. Ежедневно такая информация анализируется руководством, которое ставит контрольные сроки для устранения причины ДТП. К примеру, 15 дней для установления необходимого дорожного знака или разделяющей металлической конструкции. Предписание высылается в регион, а по истечении 15 дней в Центр из региона приходит отчет. Система выстроена таким образом, что не устранить причину ДТП в принципе невозможно.
— Такой опыт вполне можно позаимствовать.
— В принципе, такой центр у нас уже есть, единственное, что пока нет системы электронного контроля.
В России по-другому выстроена работа дорожно-патрульной службы: у них еще остались посты ДПС. Понятно, что в «горячем» регионе их наличие как-то оправдано, но какова их «смысловая нагрузка» в обычной штатной ситуации? Что изменит наличие поста для человека, которому надо его объехать? Есть у нас различия и в правоприменительной практике. В Беларуси решение принимается непосредственно в ГАИ, и за ряд нарушений мы можем лишить водителя прав. А в России эта процедура — только через суд. Начальник отделения ГАИ может либо оштрафовать, либо направить материалы в суд для дальнейшей процедуры лишения прав.
— Вот и получается, что суды перегружены работой, которую, на мой взгляд, могли бы уполномочить непосредственно ГАИ.
— Согласен. Для нас в работе важно, чтобы соблюдался принцип неотвратимости наказания: нарушил — отвечай. В России инспектор ДПС, выписывая штраф, водительское удостоверение не изымает. А у нас оно возвращается только после того, как водитель принес квитанцию об уплате штрафа. Поэтому там на одного человека может лежать по 10—15 неуплаченных административных протоколов. Это ж сколько надо судебных приставов, чтобы проследить за уплатой каждого штрафа! В итоге принцип неотвратимости наказания не соблюдается.
В России, в отличие от Беларуси, пока нет единой базы, где была бы записана вся история водителя. И если ты из Москвы приехал на Камчатку и там тебя лишили водительских прав, то по возвращении в столицу ты можешь сообщить об утере этого документа и получить новые права. Они еще только приступили к созданию такой базы.
— А как тамошняя дорожная полиция борется с алкоголиками за рулем?
— У них, в отличие от белорусов, за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения есть альтернатива — лишение прав либо штраф. Причем сроки лишения прав разные. Если у нас в любом случае — не меньше 36 месяцев, то там кому-то могут дать полгода, кому-то — год или три… Причем в разных «вариациях» — без штрафа или со штрафом. Водитель за такое же повторное нарушение вообще может отделаться только штрафом.
— Получается, алкоголик за рулем может откупиться? Причем на законном основании?
— Да, поэтому у водителей психологически нет внутренних тормозов. Мои российские коллеги осознают эту проблему и лоббируют поправки в законодательство, которые смогли бы изменить ситуацию. Они говорят, что в Госдуме их поддерживают. Поэтому, скорее всего, административная ответственность за такого рода нарушения вскоре будет ужесточена.
— Количество пьяных за рулем по-прежнему ужасает. Каков, интересно, социальный портрет такого типа нарушителя?
— Это люди разного статуса: и обычный пьянчужка, и руководитель большой организации или предприятия. Случается всякое. В последнее время замечена нехорошая тенденция — представительницы слабого пола стали чаще садиться за руль в состоянии алкогольного опьянения. Совсем недавно по вине минчанки погиб пассажир, ее близкий человек. Пострадали припаркованные у дороги транспортные средства. При задержании в крови у женщины обнаружили 3,74 промилле! Человек в таком состоянии не то что ехать — ходить не сможет. Эта женщина была недавно у меня на приеме. Разговаривая с ней, отмечаю, что она абсолютно спокойный, адекватный человек, видно, что сильно страдает. Кстати, так и сказала: «Готова отсидеть в тюрьме хоть 10, хоть 15 лет. Я не смогу жить, зная, что по моей вине погиб родной человек». Она не помнит, как села за руль. Что можно сказать по поводу такой ситуации? Если ты выпил и себя не контролируешь, не знаешь, что творишь,  надо немедленно лечиться от алкоголизма, кодироваться, идти в церковь, на прием к психологу или психотерапевту, — словом, делать все, чтобы потом, как говорил классик, «не было мучительно больно»…
— Спасибо Юрий Петрович, за столь обстоятельную и, будем надеяться, поучительную беседу.


Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Кстати, производство рыбы не может быть дешевле производства мяса. Затраты на содержание 1 гектара пруда всегда будут больше содержания одного скотоместа. Выращивание ценных пород рыбы в условиях аквакультуры обходится еще дороже.

Новоселье в Белыничах, без преувеличения, стало праздником для всего района. Ведь 40 семей, в том числе 28 многодетных, в минувшую субботу получили ключи от своих новеньких квартир.

За последние 20 лет отопление в жилых домах Минска включили в самый ранний срок – 1 октября –в 2018 году.

Могилев – удивительный город, овеянный ореолом легенд, историй и традиций.