Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Репортаж «7 дней»
>>>
Награды
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



Гостиная «7 дней»

№46 от 14 ноября 2013 года

Иван Краско: «Хочу оставаться самим собой»
Иван Краско: «Хочу оставаться самим собой»

Народный артист России Иван Краско любим многими почитателями российского кинематографа. Родился артист 23 сентября 1930 года в деревне Вартемяки Ленинградской области, и путь в артисты для него был непрост — после окончания Первого балтийского высшего военно-морского училища парень служил командиром корабля Дунайской флотилии. И только в 27 лет он осуществил свою мечту стать актером, поступив в театральный институт им. Островского. После окончания служил в труппе Ленинградского академического Большого драматического театра (БДТ) имени М. Горького. С 1965 года Иван Краско играет в Театре им. В.Ф.Комиссаржевской. В этом же году состоялся его кинодебют в фильме «Авария». Всего на счету актера более 100 киноролей. Наиболее известные — в фильмах «Сержант милиции», «Юркины рассветы», «Конец императора тайги», «Эскадрон гусар летучих», «Похищения чародея», «Гибель 31 отдела», «Тарас Бульба» и в сериалах «Улицы разбитых фонарей», «Убойная сила», «Агент национальной безопасности». Интервью для газеты «7 дней» Иван Краско дал во время кинофестиваля «Литература и кино» в городе Гатчина, где прошел его творческий вечер.

–– Иван Иванович, вы популярный актер, а еще и успешный литератор. Как вы пришли в литературу?
–– Хоть я и окончил три курса филфака университета, в литературу пришел случайно. А произошло это так: когда меня только перевели в обычную палату из реанимации, приходит Александр Васильевич Сылко, директор благотворительного движения «Золотой пеликан». Я лежу на спине, мне лишний раз шевельнуться нельзя, а он говорит: «Иван Иванович, хватит прохлаждаться, вот вам тетради, ручки, вы хороший рассказчик, пишите книгу». Я ему в ответ: «Саша, спасибо за совет. Рассказываю я, может, и хорошо, но на меня работает голос, жестикуляция, интонация, а на бумаге — только буковки». А он в ответ: «Попробуйте — уверен, у вас получится». Прежде всего, я вспомнил, что книги нескольких известных актеров мне было скучно читать, хотя в жизни они были веселые и очень интересные. Но задача поставлена, и я стал вспоминать смешные истории из своей жизни. Так, в больнице записал несколько тетрадей, а редакторша Дарья Аркадьевна затем все систематизировала, что-то поправила, так как ей казалось, что я много использую народных выражений. А ведь без этих выражений иногда и не стоит писать, смысл совсем другой. В одной из тетрадей она обнаружила такую запись: «Жил один мужик, женщин любил до потери сознания, увидит молодую и красивую — и хлоп в обморок. В общем, умер холостяком — кому нужен такой припадочный?». Дарья Аркадьевна мне сказала: «Иван Иванович, давайте книжку так и назовем «Жил один мужик». На мое удивление, первая книга разошлась мгновенно. Как-то приятель, капитан первого ранга, ныне директор издательства «Наука», попросил подарить ему книгу. Пришлось отдать свой экземпляр, а через некоторое время он звонит и говорит: «Приезжай, забирай свою книгу». Я расстроился — думаю, что же ему не понравилось? Оказалось, мой экземпляр он скопировал и выпустил репринтное издание книги тиражом в 1000 экземпляров. И подарил мне! В своих книгах я пишу только то, что сам пережил. Очень рад, что меня приняли в Союз писателей Санкт-Петербурга и России.
–– Когда вы решили стать актером?
–– Я с малых лет мечтал стать актером — после того, как в деревенском клубе по много раз пересматривал фильмы «Чапаев», «Щорс», «Джульбарс». Помню, смотрел и думал, что Чапаева не потяну, а вот сыграть Петьку у меня хорошо получится. Ровесникам и взрослым не говорил о своей мечте, боялся, что засмеют, а вот малышне, которую еще не пускали в клуб, я в лицах рассказывал и показывал увиденное. А еще читал им сказки наизусть, и по тому, как меня слушала мелкота, я понимал, что быть актером — мое призвание. Но после окончания школы я, деревенский паренек, постеснялся идти в театральный вуз и поступил в военно-морское училище. В училище активно участвовал в самодеятельности, а на последнем курсе решил поступить в театральную студию. Но руководитель курса мне сказал: «Зачем вам это? Вы же без пяти минут морской офицер!» На что я ответил, что это мечта всей моей жизни. И услышал в ответ: «Ну, запретить я вам не могу, выучите басню, отрывок из прозы и приходите». Когда я подготовился и пришел, Ефрем Владимирович Язовицкий не проявил ко мне особого интереса. Он сказал: «Почитайте моим студентам — это для вас будет приемная комиссия». А сам отвернулся. Студийцы, которые уже проучились полгода, зашушукались, стали смеяться: «Ну, давай, мичман, мы тебя послушаем». Я от этого растерялся, сбился. Руководитель стал меня успокаивать: «Все через это прошли. Небось, дома мама и  бабушка считают вас гением?» Я ответил, что мамы у меня нет, а передо мной сейчас стоит вопрос — быть или не быть, как у Гамлета. Увидев, что внутри меня все бурлит, Ефрем Владимирович выгнал всех студентов и спокойным голосом сказал: «Ты моряк или нет? Сосредоточься и читай!» Я закрыл глаза и прочитал так, как я это осмысливаю. После этого он, положив мне руку на плечо, сказал: «Извини, сынок, я не знаю, что ты будешь делать на флоте, но без театра тебе не жить!». Я сразу же побежал к своему командиру, чтобы подать рапорт об увольнении из флота. Но он, выслушав меня, сказал: «Ты же принял присягу, пойдешь под трибунал. Заканчивай училище, а там будет видно, как судьба распорядится». Видно, он знал, что Хрущев собирается сокращать флот. В результате я год отслужил командиром в Дунайской флотилии, а затем после сокращения флота уволился, чтобы поступить в театральный вуз. Но когда пришел на вступительные экзамены, увидел развязанных абитуриентов, совершенно не похожих на меня, застенчивого, застегнутого на все пуговицы, как положено морскому офицеру. Я испугался и поступил на филфак университета, где с удовольствием занимался в студенческом театре вместе с Сергеем Юрским. И только спустя три года поступил в театральный институт.

— Иван Иванович, это правда, что вы отказываетесь от ролей убийц, мерзавцев?
–– Да, я отказываюсь играть плохих персонажей. Хотя отрицательные роли играть интереснее, но... Судите сами, когда режиссер Бортко утвердил меня на роль Черепа в сериале «Бандитский Петербург», у меня случился инфаркт. Прошло некоторое время, оклемался, и только мне предложили роль мафиози в сериале «Коррупция» — снова сердечный приступ! Я понял, что это сигнал, к которому надо прислушаться. С тех пор все знают, что я отказываюсь играть плохих персонажей.
–– Не хотели бы вы, по примеру некоторых ваших коллег, пойти в политику, стать депутатом, например?
–– Когда мне предлагали стать депутатом, я спросил: «Что, я должен стать таким, как вы? Спасибо, но я хочу остаться самим собой». Думаю, многие депутаты — люди бездарные, они вымещают свою бездарность на нас, своих избирателях. Есть, конечно, и те, кто искренне хочет изменить наше государство в лучшую сторону, но их выталкивает система. В политике есть круговая порука — им всем нужно держаться вместе. Еще Энгельс говорил, что государство всегда будет машиной насилия, подавления, потому что понятия «государство» и «свобода» — несовместимые, равно как «государство» и «народ».  Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Розенбаум мне рассказывал, что это очень трудно — быть у власти, поэтому он больше туда не ходок. Лучше пока он может петь, он будет заниматься своим любимым делом. К тому же, я человек неудобный для власти, потому что всегда говорю правду. Мне очень не понравилось, когда Путин пришел на встречу к активистам благотворительного фонда Чулпан Хаматовой. На этой встрече мой друг Юрий Шевчук задал неудобный вопрос президенту. На что он сказал: «А вы кто? Представьтесь». Мне стало стыдно за Путина, потому что я знаю, что они хорошо знакомы. Шевчук — молодец, не растерялся, он встал и сказал: «Я Юра, музыкант». После этого я написал рассказ со вступлением: «Посвящается Юре Шевчуку, неймется несогласным».
Как-то я попал в больницу весь пожелтевший, и мне удалили желчный пузырь. Но оказалось, что камни все равно образуются. Операция была неудачной, мне трижды делали наркоз. После этого я взбесился в бессознательном состоянии и стал буянить. В результате, когда пришел в себя, оказалось что у меня связаны руки и ноги. Вот тогда профессор мне и сказал, что под действием сильного наркоза я буянил. Не отойдя еще полностью от наркоза, я услышал, что мне будет звонить Путин. Потом я уснул, а когда проснулся, написал виртуальное письмо Путину, которое можно найти в интернете под названием «Удивительный сон дяди Вани». Если не Путин, то его окружение точно прочитало мое письмо, потому что начались твориться непонятные вещи. Например, я всегда был в списках избирателей, а тут прихожу на выборы президента России, а мне говорят, что в утвержденных федеральных списках меня нет. Кстати, в связи с этим вспомнил еще одну историю. Как-то я пришел в Дом актера и оказалось, что перед входом в зал стоят два молодых, аккуратно одетых невысокого роста человека. Я хочу пройти в зал, а один из них мне говорит: «Иван Иванович, вам туда не надо». Я на него недоуменно посмотрел и спросил: «Как это мне, актеру, нельзя ходить в Дом актера?». На что мне молодой человек ответил: «Там творческий вечер Александра Белинского, на котором присутствует  мэр Анатолий Александрович Собчак». «Я с ним знаком». «Иван Иванович, вам не надо туда», — настойчиво говорит мне человек. Естественно, я тогда обиделся — актеру нельзя в Дом актера! И ушел. Прошло время, и вдруг по телевизору вижу того самого человека, который меня не пускал. Теперь это очень известный человек.
–– Иван Иванович, какие самые яркие воспоминания вашего детства?

–– Моя мама умерла от заражения крови, когда мне было 10 месяцев. Воспитывала меня и моих братьев баба Поля. Я хорошо запомнил 22 июня 1941 года. Был солнечный день, и мы с криками "ура" играли в войну. Когда объявили войну по радио, мы ничего не поняли и продолжали играть. И только после того, как возле репродуктора собралась вся деревня, женщины рыдали, а мужчины стали мрачные, мы поняли, что случилось что-то страшное. На следующий день все мужчины ушли на войну, в деревне остались только женщины и дети. Время было тяжелое, мы выжили только благодаря тому, что у бабушки было свое хозяйство. Уже было не до игр — я копал огород, носил воду, заготовлял сено для коровы Зорьки. Хорошо помню, как по радио объявили об окончании войны. Женщины веселились, а я был уверен, что на следующий день с войны вернутся мои братья. И каждый день выбегал за деревню их встречать.
–– Ваш старший сын Андрей Краско был популярным актером. А младшие сыновья продолжат вашу династию?
–– Моим сыновьям девять и десять с половиной лет. Федя и Ваня очень талантливы, музыкальны. Вместе со мной они играли в спектакле Театра имени Комиссаржевской «Тише, афиняне!», где я исполняю главную роль — Сократа. Затем Ваня перестал играть, потому что стесняется, а Федя продолжает. Еще Федя учится играть на виолончели и фортепиано в музыкальной школе, а Ваня занимается танцами.

Беседовал Артур МЕХТИЕВ



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Мне трудно объяснить словами свою любовь к Беларуси. Это все на уровне чувств, что-то генетическое.

Прежде всего поразили масштабы: размеры страны и число жителей. У них одна провинция больше всей Беларуси. Что удивительно, в Китае места хватает всем. Все просто и демократично – как на улицах, так и в жизни.

Недавно Китайско-белорусский индустриальный парк «Великий камень» посетил заместитель председателя КНР Ван Цишань, выбравший для первого зарубежного визита в новой должности именно Беларусь.

…К ним хочется приходить в гости. Слушать звонкий мамин и неторопливый папин голос. Смотреть, как играют мальчишки.

 

В газете

Политика Социум Культура Досуг Здоровье Это интересно Усадьба Репортаж "7 дней" Обратная связь Наука и образование На заметку потребителю Мы и мир Ваше право 7 вопросов, 7 ответов Спорт Персона Компетентно Актуально Тема номера Сотрудничество Грани Наследие Экономика Перспективы Цифры и факты На заметку Давайте разберемся! Запасное колесо Без каблуков Духовность Давайте обсудим Праздники Таланты Искусство Квартирный вопрос Жизнь без опасности Прямая линия Белорусская марка Справочник «7 дней» Криминал История и современность Победы Как это было Отцы и дети Проверено на себе Модницам Женский клуб Мы и время Общий дом Рекорды Память Форумы Традиции Рекламная игра Великие женщины Проекты Великие писатели Настроение недели Мир и мы Конкурсы Скорбим Репортер На слуху Даты Есть проблема Ракурс Гостиная «7 дней» Интересный собеседник Уроки потребления Онлайн конференция История одной фотографии Юбилеи Имя в истории Координаты чудес АполитичНО Подписка Взгляд Ловушка для... Молодежная орбита Фестивали Великие политики Великая Отечественная Стоит посмотреть Эксклюзив Катаклизмы Творить добро В центре внимания Хотите — верьте Рецепты Юмор Что бы это значило? Страницы истории Регион Не из вредности Домовой Теленеделя Опрос «7 дней» Увлечения Приколы недели Путешественник Растем вместе Имя на карте Имена ЧМ-2014 Рубежи 150 золотых маршрутов моей Беларуси Время выбрало нас Мозг в режиме off На грани Удивительное рядом Мастер-класс Человек и его дело Визиты Фотовернисаж Литературная страничка Человек на своем месте Выборы Викторина Портрет современника Я выбираю Беларусь Награды Культпоход Вёсачка Выгода есть Как заработать? Пять с плюсом Линия защиты Помним! Гордимся! Есть такая профессия Акцент Вопреки «7 дней» на родине известных земляков Вкусная дипломатия Правило глагола Минску — 950 лет Соцопрос Открытия Разумный подход Ужин с классиком Малая родина 100-летие БЕЛТА Комсомол – моя судьба